4 января 2019 года, в день памяти святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, митрополит Псковский и Порховский Тихон совершил Божественную Литургию в храме святой великомученицы Анастасии Узорешительницы города Пскова.

Его Высокопреосвященству сослужили протоиерей Андрей Вахрушев, благочинный церквей города Пскова; игумен Тимофей (Казаков), благочинный церквей Пыталовского округа; священник Евгений Ковалев, настоятель храма святой великомученицы Анастасии Узорешительницы города Пскова; городское духовенство.

Богослужебные песнопения исполнил мужской хор под управлением А.Л. Андреева.

По запричастном стихе Владыка митрополит обратился к собравшимся с архипастырским словом.

По окончании Литургии было совершено славление святой великомученице Анастасии Узорешительнице.

Преемство старчества: Валаам – Псково-Печерский монастырь.

Архимандрит Ипполит (Халин; 1928–2002) – святогорец, один из великих старцев современной России. Он подвизался в Псково-Печерском монастыре в общей сложности 12 лет, окормлялся у печерских и валаамских старцев.

Данная статья основана на воспоминаниях архимандрита Ипполита, схиархимандрита Кенсорина (Федорова) и монахини Марии (Стахович). Использованы фотографии из их личных архивов и дневниковые записи валаамского старца схимонаха Николая (Монахова).

Архимандрит Ипполит (Халин) поступил в Псково-Печерскую обитель в 1957 году. К старцу Симеону (Желнину), духовнику монастыря, ходил на исповедь и откровение помыслов. В монастыре он познакомился с таким же молодым послушником будущим отцом Кенсорином, и они остались друзьями на всю жизнь. Вместе навещали отца Симеона, и однажды он сказал им: «Наместники пришли, игуменами будете». Действительно, отец Кенсорин стал наместником Святогорского монастыря Псковской епархии, а отец Ипполит после Афона стал наместником Рыльского Свято-Николаевского монастыря Курской епархии. Послушники получили от отца Симеона благословение на монашество и в один день в 1959 году приняли постриг в мантию.

Из воспоминаний схиархимандрита Кенсорина (Федорова):

«После армии из родного Ярославля я приехал в Троице-Сергиеву Лавру – хотел поступить в семинарию. А мне там сказали: “Поезжай в Печоры, там есть прозорливый старец”. Пришел я к отцу Симеону и остался в Печорах, стал ему прислуживать. Вспоминаю, каким смиренным был отец Симеон. У него ножки болели, не мог подняться в Михайловский собор. И мы с другим келейником ему предлагали: “Давайте, батюшка, мы вас понесем!” И складывали руки “стульчиком”, а он, как ребенок, радостно-смиренно садился на них, и мы его поднимали. Я пробыл с отцом Симеоном три года, до самой его смерти.

С отцом Ипполитом мы вместе подвизались в Псково-Печерском монастыре. Первое время работали на пекарне. Отец Ипполит отличался особой простотой, любовью, смирением, кротостью. О себе он вспоминал: “В молодости я был веселый, любил шутить, плясать, был первым заводилой, но когда приходилось быть в уединении, то нападала на меня тоска, очень скорбел, переживал, задумывался, для чего я живу и как мне устроить свою жизнь правильно. Эти вопросы не давали мне покоя”.

В феврале 1959 года на праздник трех святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста в Успенском храме нас вместе постригли в мантию. Имена дали в честь священномученика Ипполита и мученика Кенсорина Римских. Ночь после пострига мы провели в храме Лазаревского корпуса, где жили валаамские старцы. На следующий год отца Ипполита рукоположили в иеромонахи, а я же прослужил в сане диакона восемь лет.

Отец Ипполит был мне и другом, и духовником. Я часто исповедовался у него. Случалось и так, что мне было стыдно исповедовать свои грехи, но отец Ипполит кротко и милостиво снисходил к человеческой немощи, хорошо чувствовал и знал нашу природу. Это был самый любимый и близкий для меня человек, и я очень жалею, что его сейчас нет рядом.

Когда он был на Афоне, то присылал мне письма. Чувствовалось, как он любит Родину, наш народ и переживает разлуку. Он писал мне: “Дорожи тем, что ты живешь в России. Целуй свою землю”. Когда я узнал, что отец Ипполит вернулся с Афона, то сразу же поехал к нему в Печерский монастырь. Никогда не забуду, как он, увидев меня идущим по территории монастыря, открыл форточку и кричит как ребенок на весь монастырь: “Отец Кенсорин, заходи ко мне в гости!” Я был поражен такой простотой и любовью, у меня даже слезы тогда потекли. Всё его совершенство заключается в любви, простоте и доступности».

В 1983 году отец Ипполит вернулся в родную Псково-Печерскую обитель и через три года уехал в Курскую епархию. Но всегда сохранял духовные связи с печерским архимандритом Досифеем (Сороченковым; † 1998), с которым был вместе на Афоне, и со старцем Иоанном (Крестьянкиным; † 2006). Из Рыльского монастыря через паломников передавал им письма и поклоны.

Из воспоминаний схиархимандрита Кенсорина (Федорова):

«После возвращения отца Ипполита с Афона я навещал его в Рыльском монастыре каждый год. Когда приехал туда впервые, монастырь был в руинах, условия – тяжелые, очень мало братии. Несмотря на все эти трудности, батюшка всех радушно принимал, всегда был жизнерадостным. Монастырь быстро восстанавливался. На отчитку приезжали тысячи людей – болящие, скорбящие, жаждущие утешения от благодатного старца. Он всегда ходил в стареньком подряснике, с обыкновенной палкой. Я за пятьдесят лет своего священства не видел таких смиренных, кротких и любвеобильных пастырей. И люди к нему тянулись – по пять-шесть автобусов паломников в день приезжало в Рыльский монастырь. Сотни людей стояли в очереди, чтобы получить духовный совет, испросить его молитв.

И теперь, когда он почил о Господе, народ тянется на его могилку. В последний раз я ездил в Рыльский монастырь на день его Ангела. Так приехало пять автобусов паломников – из Москвы, Белгорода, Курска, еще откуда-то. Как при жизни батюшки ехал к нему народ, так и сейчас к нему стремятся люди. Любовь и после смерти не иссякает. Отец Ипполит именно любовью покорял сердца».

Валаамские старцы

Отцы Ипполит и Кенсорин часто посещали великих валаамских старцев, подвизавшихся в Псково-Печерском монастыре: схимонаха Николая (Монахова), иеросхимонаха Михаила (Питкевича), схиигумена Луку (Земскова).

Иеросхимонах Михаил (Питкевич; 1877–1962)

Валаамский монастырь в советское время долгие годы был в юрисдикции Православной Церкви Финляндии, которая ввела новое летосчисление, предполагались и другие изменения церковных традиций. Монахи, отказавшиеся принять нововведения, подвергались суровым наказаниям. «Старостильники» отстаивали сохранение старого стиля, отеческой Пасхалии, они рассматривали реформы как борьбу против Предания, как опасное обновленчество.

Отец Михаил возглавил стояние «старостильников», убеждал «хранить чистоту Православия». С группой монахов он вынужден был выехать с Валаама сначала в Финляндию, затем 80-летним старцем – в Псково-Печерский монастырь в 1957 году. Живя в Финляндии, он говорил: «Скорби и страдания очищают русский народ». Русская земля – «это земля мучеников, земля исповедников, полита их кровью, очищается, как золото в огне. Хоть на крест, хоть на мучения, но умереть на Родине со своим народом». Церковь в СССР он называл не «советской», как было принято в те времена за рубежом, а Православной исповеднической Русской Церковью.

Отец Михаил более 30 лет нес на Валааме редкий монашеский подвиг – затворничество, соединенное со старчеством. Он был духовником братии. Жил в отдаленных валаамских скитах или в одиночной келье и ежедневно в течение 41 года служил Божественную Литургию. Старец освоил исихастскую молитву и достиг бесстрастия, которое он называл «молчание внутреннее». Отец Ипполит вспоминал, как однажды увидел отца Михаила идущим в огненном столпе. Господь показал меру совершенства старца.

В своих наставлениях отец Михаил подчеркивал, что главное в духовной жизни – смирение и любовь. Любовь к ближнему может спасти и большого грешника: «Любовь покрывает всё». Он учил умению создавать условия для молитвы: «Больше всего храни мир сердца, терпи, смиряйся, сокрушайся и береги паче всего мир душевный. Избегай всё, что нарушает мир. Нужна особая осторожность и внимание, чтобы не потерять то, что драгоценнее всего, – душевный мир. Не суди никого – тогда и будет мир в сердце. Более молчи, учись молчанию».

Старец различал два вида безмолвия. Есть молчание как безответность на всякую злобу. Но главное – это безмолвие внутреннее, духовный покой, исихия. Этого состояния достигают старцы: они могут говорить с утра до вечера, находясь во внутреннем безмолвии. Он учил: «Стараться надо достигнуть тишины духа, ибо в душе мятежной доброго быть не может». Это и есть «истинный затвор и отшельничество», «Царствие Божие, право понимаемое», в котором Иисусова молитва не прекращает служение Богу внутри сердца. Такой покой наступает, когда прекращаются помыслы осуждения.

Состояние безмолвия, тихий дух показывает глубину сердца, и подвижник подлинно воспринимает свою греховность. Это приводит к глубокому покаянию и очищению: «Чистота сердца нужна! И только блаженное безмолвие возводит к святой чистоте сердца. Всё главное – в искренности, правдивости, чистоте сердца». Отец Михаил, опытно познавший то, чему учил монахов, говорил, что – это «идеал, не нашей меры подвиг!»

Старец наставлял бороться и побеждать в духовной брани. Его духовное чадо монахиня Мария (Стахович) вспоминала его назидания: «Многими скорбями – вот жертва Богу. Господь испытывает верность скорбями. Всегда вступивших на иноческий путь ждут скорби. Сразу – это для сильных. При конце жизни – совсем слабым, чтобы не обратились в бегство. Но ничего не бойся. Благодать Божия не оставит монаха, если он сам не оставит Бога. Не бегай скорбей, злостраданий; имей решимость и мужество всё терпеть ради Господа. Сопротивляйся и борись, а остальное предоставь всё Господу. Скорби от бесов не избежишь; если они сами не могут – подсылают людей на то. Тут нужно всегда быть в напряжении, во внимании».

Старец сокрушался о пороках современной монашеской жизни, и прежде всего о фарисействе, обмирщении, об утрате монашеского духа. С печалью он говорил, что кругом суета, везде мир с его искаженными обычаями вводит свои порядки в монастырях. Мнимо-праведных фарисеев он называл «букварями». «Хоть все правила вычитывай, сколько их ни есть, они будут не на пользу душе, если нет сердца сокрушенного и смиренного. Возьмите первую заповедь, трудитесь над ней – вот вам и устав! А если и все службы выстаивать будете, всё вычитывать, весь устав выполнять, а внутри не будете очищаться, то будете как фарисеи. Не будь никогда “букварем”; я не говорю, что надо упускать, не выполнять – нет, всё надо, но если только так – это будет в осуждение».

Постоянная пословица отца Михаила: «Всех люби и всех беги». Ее часто повторял и отец Ипполит, назидая монахов. Он также не переносил дух фарисейства и «буквы законной». Таким же, «валаамским», было отношение отца Ипполита к Отчизне.

Из воспоминаний схиархимандрита Кенсорина (Федорова):

«В 1962 году я получил благословение быть келейником у валаамских старцев. Исполнял это святое послушание восемь лет – это милость Божия ко мне. Валаамские старцы жили в Лазаревском корпусе. Они радостно меня принимали, и я был бесконечно рад новому послушанию и с любовью ухаживал за ними. Я чувствовал их молитву, и сердце наполнялось Духом Святым. Невозможно передать впечатление от общения с ними. Как слепому невозможно описать красоту природы, так и я не могу всех своих чувств выразить словами.

Отец Михаил был любвеобилен и снисходителен к человеческой немощи. Везде и всегда скорбел о спасении других, стремясь осуществить первое требование Божие к человеку – заповедь любви. Он любил уединение. Когда мне приходилось с ним беседовать, он говорил: “Живя в монастыре, я знал две дороги: в церковь и келлию”. Он несколько лет находился в полном затворе, совершая в своей келлии ежедневно Божественную литургию. Я приносил ему в затвор просфоры и теплоту. Отец Михаил любил всех приходящих. Иногда после отдельных посетителей он лежал больной, даже были случаи, что несколько суток. Он свою благодать отдавал приходящему человеку и брал на себя все его немощи.

Отцу Михаилу хотелось умереть на Пасху или Благовещенье. В конце Великого поста, на Благовещенье, он скончался. Перед смертью призывал всех святых, такое множество, что я удивлялся, как он всех помнит. Отец Ипполит уделял много внимания и заботы отцу Михаилу, когда тот был болен. Он долгое время бывал в келлии отца Михаила, часами читая Евангелие. Любовь к старцам сохранилась у отца Ипполита на всю его жизнь. Уже в те годы, через общение с такими великими молитвенниками, Господь готовил отца Ипполита к старчеству.

Нам, нынешним монахам, никогда не дойти до совершенства валаамских старцев. Они были путеводителями, брали за руку свое духовное чадо и вели ко спасению. Такие подвижники – соль земли, без них монашество рухнет, а мир без монашества не сможет существовать».

Схимонах Николай (Монахов, 1876–1969)

Отец Николай приехал на Валаам в 1900 году, в 1913 году его направили на послушание на московское подворье, где он и принял монашество. В Москве в его жизни произошло важное событие: чудесным образом ему был явлена икона Пресвятой Богородицы «Споручница грешных». От нее совершалось множество чудесных знамений и исцелений, которые отец Николай записывал в своем дневнике.

Одна из записей касается периода раскола среди братии на Валааме в 1925 году: «Стали принуждать переходить на новый стиль. Приехало церковное управление во главе с нашим игуменом отцом Павлином, был суд. Стали вызывать по одному каждого из братий. Пришла очередь и моя. Вошел я в комнату, там сидел игумен Павлин с прочими из церковного управления. Они спросили: “Будешь ли ходить в собор по новому стилю?” На их вопросы я не мог ответить, у меня в это время точно отнялся язык. Тогда они сказали: “Ну, иди, раб Божий, и подумай”. Я начал молиться Божией Матери, Споручнице моей, в сердце моем: “Скажи: мне за новый или за старый стиль?” Внутренний голос говорил: “Иди на старый стиль и держись его”. И слышу женский голос сверху: “Если хочешь спастись, держи предание святых апостолов и святых отцов”. И во второй раз то же самое повторилось, и в третий раз голос сей: “Если хочешь спастись, держи предание святых апостолов и святых отцов, а не сих мудрецов”. Сердце мое возрадовалось, что Господь указал путь спасения по молитвам Божией Матери».

Чудотворная икона «Споручница грешных» в скромном киоте стояла на комоде в келье отца Николая. Старец молился пред ней день и ночь. Он написал возвышенные песнопения и славословия в честь Божией Матери. В 1957 году в день празднования иконы Божией Матери «Споручница грешных» старец записал в дневник такой случай. В своей келье он служил всенощную с братом Александром. «Я подошел к образу, Владычица вышла из киота и стояла как живая, веселая, и Младенец тоже. Я приложился к ручке – теплая, пухлая, как и ножка у Младенца. Я подошел к брату и говорю: “Смотри, Владычица вышла из киота – пойди, приложись”. Но когда он подошел, Владычица уже опять была на месте».

Из воспоминаний схиархимандрита Кенсорина (Федорова):

«Более всего я общался со старцем Николаем. Мы жили с ним в одной келье. Раз я был в великом расслаблении, даже не мог нести послушание. Увидев его в саду, радостно побежал к нему и рассказал о своем горе. Он крепко обнял, прижал к себе, и тут же я получил исцеление от его объятия. Находясь при нем, я постоянно чувствовал, что это святой человек. Отец Михаил (Питкевич) говорил об отце Николае: “Он благодатный старец. Благодать дается за великий подвиг, а ему дана – за великое смирение и любовь”. Он имел дар непрестанной молитвы. Особенно он молился ночью. С 11 часов вечера садился в кресло и всю ночь до 5 часов утра сидит и молится. Я встаю, а он говорит: “Вот теперь мне пора отдохнуть. Господь любит ночную молитву”.

Постоянно живя с ним, я чувствовал, как небесный свет озарял келью во время его молитвы, душа моя тогда наполнялась неизреченной радостью. После полунощницы и церковной службы, напоив старца чаем, я уходил на послушание в пекарню, на просфорню или на общие работы, а он продолжал молиться за обитель, за братию, трудящихся во святой обители, и обо всем мире.

Встречал он меня с великой радостью, как ребенок любящую мать. В нем было много детского: простота, смирение, послушание и необыкновенная, непостижимая любовь. Он говорил: “Мне Господь сказал: “Под старость ты будешь как дитя””. Даже его лицо подтверждало это. Мне приходилось часто служить в церкви, и удивительно: когда старцу нужна была моя помощь, он просил Господа, чтобы меня прислал к нему. Я это чувствовал и приходил как раз в тот момент, когда я ему был срочно нужен. Десять лет он был совершенно слепым и, конечно, нуждался в постоянной помощи. Но всё же, забывая свою нужду, отпускал меня на богослужения и послушания. Часто я его видел сияющим неземной радостью: в эти моменты его посещали небесные жители. Всё это он часто скрывал по своему великому смирению. Но однажды, придя из церкви, я увидел его обливающегося слезами, он сказал: “Меня посетил Господь”.

Братию и паломников отец Николай тоже принимал с великой радостью, даже многим целовал руки. Всех поучал смирению, послушанию и любви, говорил: “Бог есть любовь, без любви нет спасения”. Громадное у него было смирение. И вот однажды, когда приехала мама помогать ухаживать за старцами, я в шутку сказал: “Мама, вот сейчас я проверю смирение отца Николая, схимонаха”. Я просто подошел к нему и говорю: “Отец Николай, зачем ты обидел мою маму?” Он тут же пал ей в ноги: “Тетя Зина, прости меня, грешного, что я тебя обидел”. Ему было 93 года. С трудом я поднял и посадил его в кресло. И маме сказал: “Вот видишь, какое глубокое смирение у старца. Ведь у нас скажи какому-то послушнику, что он чем-то провинился, так он будет оправдываться целый час и тысячу слов скажет в оправдание”.

Предчувствуя Великим постом 1969 года близкую кончину, отец Николай сказал: “Это моя последняя Пасха”. Он хотел умереть на Пасху – Господь и сподобил его преставиться в день Преполовения. Отец Николай был настоящим святым человеком, который живым опытом, примером показал нам святость».

***

Надежда Шелепова

Книги архимандрита Ипполита (Халина) в интернет-магазине “Сретение”

26 декабря 2018 г.

Источник: Павославие.ру

О пользе чтения псалмов даже в быту.

Рассказ о собственном опыте преодоления трудностей церковнославянского языка, которые, оказывается, вовсе даже и не трудности, а возможность лучше понять свои взаимоотношения с Богом и людьми.

Когда-то давно, когда я только начинала читать церковные книги, наткнулась на довольно известную притчу, как к священнику пришла женщина и пожаловалась, что не может читать Псалтирь, потому что ни единого слова в ней не понимает. А священник ей отвечает: «Зато бесы понимают».

И действительно, для новичка чтение псалмов подобно пытке — ударения в непривычных местах, куча непонятных слов, а есть даже и «неприличные» – «от сряща и беса полуденного» – что за «сряща» такая? Срамота! Продираешься как через бурелом. Один псалом одолел и обмяк. А уж кафизму прочесть — весь день на это потратить. И «славы» ещё эти… Напридумают тоже.

А потом уже потихоньку, преодолев барьеры утреннего и вечернего правил, канонов к Причастию, хода службы Литургии и, конечно, особенно всенощного бдения, научаешься помаленьку и ударениям, и пониманию слов понемногу (словарь купила, не нарадуемся с мужем), и вот тогда начинает проступать музыка.

Тоже, казалось бы, мы все в школе учили стихи. «Евгения Онегина» первую главу до сих пор наизусть помню. А тут рифмы никакой. А если и есть, то подозрительная. Может, я где в ударении ошиблась? А когда начинаешь понимать и принимать в себя строки, то и учатся они как-то сами по себе. Тоже не за один раз, и не за месяц даже, и не за год — вполне может быть. А как-то само собой, кусочками. А потом они в цельный стих складываются — цельный и светлый. Как это помогает читать и в это же время молиться!

Псалтырь.
Фото Ивана Потапова

Но это всё совсем не сразу, а сильно после. Потому, кстати, я всеми руками и ногами за возможно раннее воцерковление детей, потому что в них и чудеса Православия, и «сложные» псалмы вливаются как-то очень легко, естественно, если дети видят, что окружающие их люди этим живут, это ценят.

И вот как-то раз я от своей приятельницы, ставшей впоследствии матушкой Еленой, на мои какие-то стенания о трудностях жизни услышала: «Господь просвещение мое и Спаситель мой – кого убоюся?» Меня просто молния ударила: настолько эта фраза подходила под мою ситуацию в частности и под все проблемные ситуации в принципе. «Откуда это?» – спрашиваю. Она: «Псалом 26». Я домой прибежала, отыскала, читаю его, пью как родниковую воду — каждая фраза, каждый стих — всё во мне откликается. С тех пор и до сегодняшнего дня это мой любимый псалом.

Конечно, есть «мастодонты» – 50-й и 90-й псалмы. Их так часто читаешь, что они как огромные прочные колонны, поддерживающие свод небесный. Когда меня со скорой везли на экстренную операцию, от боли глаза заливал пот, я только говорила: «Господи, помилуй!», а потом, уже после того, как от наркоза отошла, заплакала — поняла, что надо было 50-й псалом читать. Знаю же его наизусть.

А вот 26-й псалом для меня прямо как «Книга о вкусной и здоровой пище». Во всякой бытовой необходимости его читаю. Притом опять идет испытание за испытанием. Как поступишь? Будешь в гневе кричать на кого-то, нарушившего твой покой, потрепавшего нервы? Уйдёшь в свою каморку, запрёшься и прорыдаешь всю ночь, заедая горе бутербродами и кефиром? Сорвёшься на ком-то третьем, кто ни сном, ни духом не знает о том, что с тобой приключилось? Или скажешь себе: «Стоп, стоп, стоп! Я знаю отличный рецепт!» – и начнёшь с начала: «Господь просвещение мое и Спаситель мой».

Ещё там есть такие чудесные, даже волшебные слова: «И солга неправда себе». Не поверите: как разговоры какие с людьми, заведомо пытающимися тебя обмануть — так «неправда солга себе». Главное, конечно, чтобы твоя совесть была в этой ситуации чиста. Ведь неправда солжёт себе и в тебе самом. А когда с нами Бог, так и «никто же на ны».

Это всё такие мощные в бытовом смысле вещи, которые применимы в любых житейских ситуациях. О прощении, о правде, о любви, обо всём на свете. Я прямо всем рекомендую! На завтрак, обед и ужин.

Татьяна Иванова

Проповедь митрополита Псковского и Порховского Тихона в Новогоднюю ночь на Божественной Литургии в Псково-Печерском монастыре.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры!

Одни встречают Новый Год с друзьями и родными. И это – прекрасно! А мы с вами по неизреченной милости Божией, сподобились встретить Новый год с Богом. Здесь, в храме, на Божественной литургии.

Сейчас, когда мы последние минуты еще на Тайной Вечере Христовой, мне хотелось бы от всего сердца пожелать, чтобы мы всегда были со Христом. Чтобы этот новый год, несмотря ни на какие трудности, принес в наши души радость и мир.

Особо хотел бы пожелать вам, чтобы Господь услышал молитвы вашего сердца! Желаю, чтобы эти молитвы были мудры и благоугодны нашему Создателю и Отцу! Чтобы души ваши в сокровенной тайне Богообщения услышали от Самого Христа то самое драгоценное, что дороже всей земной мудрости и всех благ: Его внушение об истинных и спасительных прошениях, молитвах, необходимых именно для каждого из нас.

А после того, как по милости Божией вы получите исполнение ваших упований, желаю обрести от Господа мужество и крепость. Дабы без всякого смущения противостать дьявольской зависти, обрушивающейся на ученика Христова, вслед за тем, как он сподобляется радости Богообщения и исполнения своих молитв. Не будем смущаться и малодушествовать: это – невидимая брань. Она – спасительная и необходимая часть нашей христианской жизни здесь в этом мире, в Церкви Воинствующей.

Напротив, будем радоваться в битве! Потому что победа будет за нами! Лишь бы нам самим быть со Христом.

С Новым годом нашей жизни на земле в Церкви Божией, на пути к благословенному Царствию Христову!

1 января 2019 года,
Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь

В новогоднюю ночь митрополит Псковский и Порховский Тихон совершил Божественную Литургию в Псково-Печерском монастыре.

Владыке митрополиту сослужила братия обители в священном сане. За богослужением молились многочисленные верующие, собравшиеся в эту ночь встретить новый год благости Божией с молитвой.

фоторепортаж иеродиакона Симеона (Кивайло)

Непростое для Церкви время: жизнь в новых условиях.

В Печорах прошло епархиальное собрание, на котором обсуждались важнейшие для митрополии темы.

«Все время работал не только язык: работала голова и, знаете, самое главное – сердце» – это мнение отца Георгия Курносова, настоятеля храма святителя Николая в Тайлове, разделило подавляющее большинство священников, иноков и инокинь, принявших участие в ежегодном епархиальном совещании, которое проходило в Печорах с 10-го по 11-е декабря.

Гонения прекратились – не повод для восторгов

По мнению участников встречи, которую возглавил митрополит Псковский и Порховский Тихон, все имели возможность обсудить наиболее важные темы, касающиеся жизни митрополии. Тон обсуждения был задан самим Владыкой на литургии в Михайловском соборе во время проповеди, посвященной евангельскому чтению об изгнании Христом торговцев из храма: «Дорогие отцы, братия и сестры, – сказал митрополит Тихон, – на каждом из нас, на абсолютно каждом священнослужителе лежит огромная ответственность. Мы призваны заботиться о вверенных нам Самим Господом душах людей, и мы должны вести себя так, чтобы не подвергнуться той же участи, что и изгнанные из святого места торговцы. Чтобы к нам не относились горькие слова Христа: «Дома Отца Моего не делайте домом торговли»». По словам владыки Тихона, настоящая пастырская работа с людьми, стремление к литургическому единству, к одной Христовой Чаше и есть те самые главные задачи, которым должно быть подчинено все остальное. Примером самоотверженного служения Христу служат, по убеждению Владыки, святые Псковской земли – давних времен и времен гонений, которые большинство из присутствующих еще помнят. Жизнь и служение старцев Псково-Печерского монастыря, их подвиги, образ мысли остаются актуальными и в нынешнее время.

«Пустите детей приходить ко Мне»

А время это, по мысли Владыки, далеко не простое. Гонения сменились относительным спокойствием для Церкви, но это совсем не значит, что устранены все препятствия для проповеди Евангелия и жизни по нему. Архипастырь призвал задуматься над тревожной статистикой: из двухсот тысяч людей, живущих во Пскове, в храм регулярно ходят и принимают

участие в таинствах лишь…0,6% населения. В чем причина? Почему, как говорят сами жители Пскова, «если раньше, во времена гонений, мы продирались сквозь милицейские кордоны, чтобы попасть в храм, то сегодня полиция, видимо, нужна для того, чтобы в храм доставить»? Разумеется, ни о каком принуждении не может быть и речи, но нет ли вины самих служителей Христовых в том, что храмы нынче собирают так мало людей, – призвал задуматься Владыка. И это происходит на фоне резко увеличившегося количества людей, особенно молодежи, обращающимися со своими духовными поисками в секты – будь то неопятидесятнические или же восточные культы. Не лучше дело обстоит и в сфере образования: курсы основ православной культуры и православный блок предмета «Основы религиозных культур и светской этики» стремительно теряют популярность: только за год количество посещающих их школьников сократилось в два раза. Протоиерей Роман Ледин, руководитель отдела религиозного образования и катехизации Псковской епархии, поделился наблюдением: к 16-ти годам половина детей, посещавших воскресные школы при храмах, уходят из Церкви, перестают посещать богослужения. Причина, по словам отца Романа, проста: «Как говорят сами ребята, занятия в воскресных школах сводятся к сухой передаче информации, и всё». Детям скучно на таких занятиях, часто они воспринимают их как какую-то «обязаловку» и, повзрослев, они стараются ее избежать.

Ликвидация безграмотности. Духовной.

«Сохранить молодежь для Христа и Его Церкви, дорогие отцы, – это призыв не архиерея, не церковного руководства – это голос наших святых, всей нашей Церкви», – сказал митрополит Тихон. Детям нужен личный опыт общения с Богом, по словам архипастыря. Он достигается не только и не столько на занятиях в воскресной школе, сколько в живом, непосредственном диалоге с батюшкой, искренне заинтересованном в духовном благополучии молодого человека. Хорошим средством для получения такого опыта могут служить, по мнению священников, работающих с молодежью, походы, паломничества, даже спортивные соревнования, которые может организовывать приход. Если вся работа с молодежью будет сводиться к сухой передаче текстов и правил, пусть даже из Библии, мы получим Томов Сойеров, к Православию принадлежащих лишь формально и совсем не искренне.

Сейчас при Псково-Печерском монастыре действует заочное отделение Сретенской духовной семинарии. У слушателей есть возможность заниматься с ведущими преподавателями, которые читают лекции каждую неделю. Эти занятия, по мнению самих студентов (их сейчас 61 человек), позволяют получить качественные знания, уровень которых уже соответствует требованиям и для продолжения обучения, и для последующего принятия священного сана.

Отдельно обсуждали и образование клириков. Без семинарского образования человек не может быть рукоположен в сан. И будучи клириком, человек должен продолжать учиться – сейчас действуют обязательные курсы повышения квалификации для священнослужителей. Батюшка без должного образования – это нонсенс, – убеждено подавляющее число клириков. Если священнослужитель не проходит курсы повышения квалификации, то, как сказал Владыка, может быть поставлен вопрос и о запрещении в служении.

«Скучная работа»?

Псковская земля имеет богатейшее историческое и культурное наследие. Подавляющее большинство памятников культуры – это храмы. К сожалению, далеко не всем из них уделяется достаточно заботы и внимания. Проще говоря, храмы находятся в бедственном состоянии, мы их можем потерять, если дело так пойдет дальше. Чтобы этого не случилось, сказал иеромонах Серафим (Козулин), наместник Спасо-Преображенского Мирожского монастыря, епархиальный древлехранитель, необходимо срочно привести в порядок документацию об оформлении зданий в собственность Русской Православной Церкви. Кроме того, нужно строго установить полагающиеся охранные зоны вокруг исторических памятников – во избежание появления рядом с ними коттеджных поселков со всеми их минусами. Кстати, собственники коттеджей, напомнил батюшка, ведут строительство формально совершенно законно: они правильно оформили документы, и никаких претензий им предъявить невозможно. Немедленно нужно разобраться с документацией, касающейся оформления в собственность древних храмов – это дело настоятелей, которым будет оказана необходимая юридическая помощь. Из 26 храмов России, особо охраняемых ЮНЕСКО, 14 находятся на псковской земле – это прекрасная возможность для формирования заявок на правительственные гранты. Специально для Псковской области, по словам отца Серафима, будет создан фонд, занимающийся охраной исторических памятников. Задача настоятелей – при появлении каких-то вопросов консультироваться в службе древлехранения епархии. «Уникальное наследие Псковщины требует трепетного отношения», – уверен батюшка.

Особое внимание требуется уделять ходу ремонтных работ в храмах, – сказал Владыка. – Приход должен тщательно следить, во-первых, за правильностью оформления необходимой документации для проведения ремонта, во-вторых, – настойчиво контролировать саму работу реставраторов. Были случаи, когда после ремонта в течение года здание храма приходило в еще худший вид, чем было до начала работ – подобные ситуации неприемлемы в корне, – убежден митрополит Тихон.

И даже такую, казалось бы, скучную вещь, как ремонт здания, можно (и нужно) использовать для проповеди Евангелия. Среди молодежи есть много неравнодушных к судьбе культурного наследия России – они с радостью окажут помощь в работе, и эту созидательную радость можно преобразовать в радость узнавания Христа, – дал понять архипастырь. «К вам придут люди не церковные, но, в силу своей молодости, интересующиеся жизнью Церкви – общайтесь с ними так, чтобы храм они начали строить и в собственном сердце». К слову, знаменитый проект «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», занимающийся спасением и сохранением церквей в русской провинции, начинает свою деятельность и на Псковщине. Один из методов работы участников проекта – это установление контактов с местным населением, обучение людей правилам обращения с историческими памятниками. Как показывает опыт вот уже десяти лет работы в Архангельской, Мурманской областях и в Карелии, сохраняются не только памятники культуры и архитектуры, но ведется и миссионерская деятельность: люди перестают воспринимать церковь отстраненно. Востребована ли такая деятельность в Псковской митрополии? – Разумеется, – считают участники совещания.

Общая беда и общее дело

Есть и еще одно «Общее дело», которое, как и первое, должно восприниматься без всяких кавычек: одноименный общероссийский проект, ставящий своей целью снижение алкогольной угрозы. За время его действия удалось достичь немалого: это и сокращение времени продажи спиртного, и введение более строгих правил его производства и продажи, и публикация агитационных материалов в СМИ, и многое другое. По мнению участников встречи, этот проект должен активно работать – Псковская область заинтересована в благополучии – моральном и физическом – своих жителей. В связи с этим портал Псковской митрополии и другие СМИ будет публиковать социальные ролики и другие материалы, входящие в спектр «Общего дела». Борьба с пьянством – это тоже миссия, которую может и должна вести Церковь.

Не успех, а долг

Особое внимание обратили участники совещания на добрые отношения, которые сложились между Церковью и Вооруженными Силами в пределах митрополии. «Это не «успех» – это просто нормальная работа Церкви. Мы просто делаем то, что должны», – так можно резюмировать мнение митрофорного протоиерея Олега Тэора, настоятеля воинского храма св. благоверного князя Александра Невского. По мнению обеих сторон (а особенно по опыту), благодаря сотрудничеству наших батюшек с Вооруженными Силами понятие «христолюбивое воинство» вполне может быть применено к нашим защитникам. Это не значит, что можно почивать на лаврах, конечно: посеянные добрые семена требуют постоянного внимания и заботы.

То же касается и сотрудничества с УФСИН: по словам протоиерея Николая Егорова, клирика храма Покрова Пресвятой Богородицы (от Торгу) Пскова, необходимо душепопечение как отбывающих наказание в местах лишения свободы, так и сотрудников эти учреждений. Особенно это касается собственно колоний: если человек находится в СИЗО и суд еще не состоялся, то он более расположен к диалогу с батюшкой, чем если он уже отбывает наказание в колонии, где, по убеждению отца Николая, особого внимания к жизни по Богу уже нет – особенно из-за порочной практики необязательности труда. Праздность и уныние мешают человеку взглянуть на Небо – вот тут очень нужен хороший, неравнодушный священник.

Бухгалтер как миссионер

Тема, волнующая многих и часто бывшая поводом для соблазнов: бухгалтерская отчетность. Тут уже резко высказался Владыка: «Дорогие отцы и братия, мы полностью отменяем всевозможные «конвертики», подношению по случаю годовщины хиротонии, именин и т.п. – если на то пошло, то я, с благодарностью принимая добрые пожелания и надеясь на ваши молитвы, предпочитаю встречать значимые для меня даты в узком и молитвенном кругу. Всё, про «конвертики» забыли» – эти слова были встречены не только с пониманием, но и с благодарностью.

Прозрачность и честность церковной бухгалтерии – вот что кровно необходимо сейчас, по словам владыки Тихона. Опять же, это может быть хорошим поводом для проповеди Евангелия: люди будут доверять Церкви, видя, что здесь ведется строгий и честный учет средств – поступивших и потраченных.

У больших храмов, находящихся в центре, есть возможность оказывать помощь сельским приходам, никак не могущих похвастаться обилием доходов. Более того, – обратился к присутствующим Владыка, – нельзя забывать о священниках за штатом, матушкам, потерявших супругов, и многодетных семьях священников. «Когда видишь условия, в которых живут некоторые старые батюшки, приходишь в ужас. Часто у них нет даже еды – хорошо, если принесет хлеб и консервы добрая прихожанка. Дорогие отцы и братия, так не должно быть. Поэтому я настаиваю на том, чтобы при каждом храме был составлен список нуждающихся в помощи – богатые приходы в состоянии ее оказать. Это наша христианская обязанность», – сказал митрополит Тихон.

«Работал не столько язык, но голова и сердце. Оказывается, и на епархиальных собраниях можно молиться. Слава Богу. Вообще-то мы к этому и призваны», – это мнение наших священников, высказанное после собрания было главным.

Петр Давыдов

Фоторепортаж: иеродиакон Симеон (Кивайло), Лев Савинов

«Если с Христом, то каждый день – праздник»: старейший батюшка Псковской епархии рассуждает о самой главной науке, которую мы должны стремиться постичь.

На вопросы о православном понимании празднования Нового года отвечает старейший священнослужитель Псковской епархии – митрофорный протоиерей Александр Михайлов, почетный настоятель храма святителя Николая поселка Верхний Мост Порховского района.

протоиерей Александр Михайлов

Отец Александр, сейчас идет празднование Нового года по гражданскому календарю. Отсюда – злободневный для многих православных вопрос: как нам относиться к этому празднику? Не обращать подчеркнуто на него внимания или же с бурной радостью влиться в общее празднование в самые, наверное, ответственные дни Рождественского поста?

– Это личное дело каждого. Что касается меня, то я честно не представляю, что это за праздник, если он без Христа. Если ты знаешь Христа, то Он для тебя жизнь, радость, крепость и т.д. Если ты можешь ко Христу чего-нибудь прибавить – пожалуйста, иди и празднуй Новый год: вольному воля. Но сам по себе новый год ничего человеку не дает, в нем нет смысла. Человеку каждый день нужно думать о своей жизни. Хороший ты или нехороший, красивый или не красивый, богатый или не богатый, знания есть или знаний нет – все равно, какой бы ты ни был, все равно нужно пытаться узнать Бога.

Как это человеку можно жить и не веровать в Бога?Помню, когда я служил в армии, частенько смотрел на небо и думал: а Кто же создал небо? Невозможно чтобы это все произошло от одного слепого случая. Невозможно это. И солнце, и луна, и звезды. А на земле – и вода, и земля, и все живое. И птицы летают. А человек – ты посмотри, какое чудное творение! Бог есть, Он нас любит, а это значит, что мы можем радоваться каждый день – причем тут календарные даты?

Наверное, у каждого из нас найдутся родственники или друзья, которые все-таки будут праздновать Новый год. Как же православному человеку строить диалог с теми, кто отмечает этот праздник, что называется, без оглядки?

– Вот я верующий человек и люблю Христа. Я каждому человеку желаю добра. И мне хочется видеть, пока я еще немного живой, чтобы русский народ в этом отношении воскрес и пошел бы за Богом. Как Христапроповедовали, когда Он шел в Иерусалим, что кричали: «Осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне!» А мы часто не благословляем, а кричим: «Распни Его!» – кричим своей жизнью, недостойной православного народа.

Сегодня в мире проповедуется что человеку нужно быть богатым, успешным, чтобы машина побольше была – только материальные блага. Это не религия. Точнее, это какая-то вывернутая наизнанку религия.Человек не может без веры, но, забывая о Боге, он делает предметом своего поклонения совсем глупые вещи. Надо человеку быть религиозным. Вот почему не почитать Евангелие? В Евангелии-то Кто говорит? – Спаситель говорит. А кому Он говорит? Тебе, мне, всему народу, миру.И когда будет Он судить – ведь вся Вселенная содрогнется. Куда бежать? Где спрятаться?

Когда я читаю Евангелие, то сам вижу: это мне можно делать, а этого делать нельзя. То есть, контролируй сам себя:система ценностей перед тобой. А будешь контролировать себя – будешь новымчеловеком, будешь понимать все. Тогда будешь честным, порядочным, правдивым. Ведь святой человек – дисциплинированный. Он по закону Божию живет и сам за собой наблюдает. Наверное, поэтому святые не хвастаются – они знают себе цену.

Ведь у нас в церкви тоже есть Новый год, отмечаем мы его 14 сентября. И есть последование молебна на Новолетие. Мы благодарим Бога за прошедший год и просим благословение на новый.

– Повторяю: если мы живем с Христом, то с Ним любой день – праздник. Новолетие – да, это хорошо. Надо учиться молиться. Научиться молиться – вопрос не простой.  Когда научишься молиться, скажешь: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе», ты просто почувствуешь духом, что около тебя стоит Христос живой.

Православие, жизнь с Богом – это же целая наука.Я учился-учился в семинарии, экзамены-зачеты сдавал, а когда ее закончил, то увидел, что вся жизнь – она и есть семинария. Это в семинарии можно учиться греческому, латинскому языку, получать какие-то знания особенные. А вот научиться любить Бога и людей – это главная наука, самая главная. Без нее никак.

Всю жизнь нужно учиться Православию. Будем помнить, что Христос такой наставник, который всегда тебе с радостью поможет, не будет «валить» на экзаменах: Он и хочет нам помочь быть ближе к Нему. Без Божией помощи ничего не получится, и поэтому надо молиться. Молиться везде: идешь куда – молись, в огороде пойдешь выпалывать гряды свои – молись, поехал куда-то на машине по своему назначению – молись. Везде нужна молитва. Молись и тогда будешь духовным человеком. Вот такой – духовной радости – я желаю всем нам.

С протоиереем Александром Михайловым беседовал Лев Савинов