Проповедь митрополита Псковского и Порховского Тихона накануне собора Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого в Михайловском соборе Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Поздравляю всех вас, и мирян, и пастырей, с днем памяти великих святителей и учителей Вселенских: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Церковь называет их Вселенскими, потому что эти учители оказали громадное влияние на всю православную вселенную для всех времен и всех народов с тех пор, как они подвизались в церкви Христовой.

Вслед за Господом Иисусом Христом, нашим великим Божественным Пастырем, вслед за апостолами, апостольскими мужами, вслед за первыми епископами и христианами, именно эти три святителя заложили основы пастырского душепопечения о всех нас.

Их слова были важны и для их современников, живших в глубокой древности, и для нас с вами — для священников, для архиереев и для мирян. Они были не просто мудры, они были исполнены Святого Духа. Они знали, какая сложная задача стоит перед священником и перед мирянином, который приходит к нему — соединиться со Христом, познать Бога и удержаться в этом познании, не предать Его. Знали, насколько сложно это для человека, и относились к этой сложности как к неизбежной и даже обычной вещи.

Святитель Григорий Богослов говорил, например, такие слова, исполненные и мудрости, и остроумия. Да, все они: и Григорий Богослов, и Иоанн Златоуст были людьми радостными, веселыми и очень часто остроумными. И не боялись этого. И вот, Григорий Богослов сказал такие удивительные слова, которые должны знать и священники, и их пасомые, миряне: «Управлять человеком, этим самым хитрым и самым изменчивым из животных, есть искусство из искусств и наука из наук».

Это — святоотеческие слова. Относятся они не только к мирянам, но и к нам, священникам. Относятся они не только к тем, кто жил в V веке, но и в веке нашем, XXI. Ничего не изменилось. И это искусство из искусств и наука из наук — управление человека в его пути к Богу, есть общая задача и священников, и мирян.

Вот перед вами священники, которые призваны самим Господом совершить это великое дело над всеми, кто приходит ко Христу. Относитесь к ним именно как к учителям, как к пастырям, как к людям, которые призваны от Бога любовью и бесконечным терпением совершать этот великий и важнейший для нашего спасения путь.

Святители Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст прекрасно это осознавали. Только любовь, истина и терпение, несмотря ни на что, приводят к тому, что ждет Христос — к исправлению жизни и соединению с Ним. А какое же терпение должно быть у священника! Бесконечное! Не все из нас поднимаются до этого великого уровня, но именно об этом бесконечном терпении и вере в исправлении каждого из нас, говорят три великих святителя.

Чего стоит только одна проповедь святителя Иоанна Златоуста, которую он обратил тысяча шестьсот лет назад и к своей пастве в Константинополе, и к нам. Он решил сказать им слово о пьянстве. Казалось бы эти слова звучат уже тысяча шестьсот лет, но разве они не важны, не актуальны для нас?

Иоанн Златоуст начал свою проповедь таким образом: «Если бы я был уверен, что после моего слова о пьяном безумии, об отвратительном грехе пьянства вы бы исправились, я бы должен был начать эту проповедь. Но я знаю, что вы не исправитесь, — говорит он жителям Константинополя, — Если бы я надеялся, что вы хотя бы задумаетесь над чем-то, то тогда был бы смысл в моих словах. Но я знаю, что вы выйдете, и у вас все вылетит из головы. Если бы у меня была надежда, что хотя бы после третьей чаши, — говорит он, — многие из вас остановятся, то тогда правильно было бы мне возвещать вам эти слова. Но я знаю, что большинство так не сделает. И все же я буду говорить вам о том, что рабу Божию недостойно упиваться вином!».

Разве это не обращение и к сегодняшнему же человеку? Какое терпение, какая надежда и на наше рассуждение, и на силу Божию, и на то, что терпение все же приведет человека ко спасению, если только пастырь употребит эти силы и это терпение к любой из наших страстей, к любому их наших грехов!

Будем просить великих святителей, чтобы пастыри, которым так или иначе вручены все мы, запаслись терпением, были бы снисходительны к нашим немощам, не отринули бы нас, а терпеливо употребляли это искусство из искусств и науку из наук для спасения душ каждого из нас. Для этого священники, духовники и пастыри и поставлены. Спаси Господи!

11 февраля 2019 года,
Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.

Проповедь митрополита Псковского и Порховского Тихона в праздник Преображения Господня

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, яко же можаху, да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе!» — поем мы сегодня. Давайте вместе вникнем в слова этого удивительного и необычайно поучительного тропаря.

«На горе Фаворе Ты преобразился, Христе Боже, показав во время Преображения ученикам Твоим свою Божественную славу». Эта Божественная слава была скрыта от окружающих. Божество Христа было скрыто за Его человечеством.

Люди видели человека, такого же, как они сами, но Господь Иисус Христос был не только человеком. Он был Богом. И это Божество попалило бы людей, потому что Божественная сущность настолько поразительная, настолько иная, чем сущность человека, что люди не могут ее вместить. И поэтому в этом тропаре и говорится, что апостолы восприняли это Божество Спасителя «якоже можаху» — настолько, насколько они это могли.

Дальше идут очень важные слова: «Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе». Когда мы читаем в Евангелии об этом великом событии, мы иногда не отдаем себе отчет, насколько это было удивительным, потрясающим для апостолов.

Был обычный солнечный, жаркий день в Иудее. Апостолы, три любимых ученика Христа, вместе со своим Учителем поднялись на один из склонов горы Фавор, чтобы помолиться. Но апостолы, по-человечески устав, были «отягчены сном» (Лк. 9:32). А Спаситель молился.

Когда же апостолы пробудились от сна, они вдруг увидели солнце. Настоящее ослепительное солнце, но не на небосклоне, а рядом. Лицо Господа Иисуса Христа сияло, от Него исходил нестерпимый свет. А одежды Его были такими светлыми, такими непорочными и такими белыми, что ни один белильщик на земле не смог бы создать нечто подобное.

А рядом со Спасителем апостолы увидели воскресшего Моисея. Он же умер, он был похоронен, он сошел в Шеол, во Ад. Каким же образом он мог появиться рядом со Спасителем? А святые отцы говорят: «Только воскресением».

И вместе с Моисеем, которого они почитали бесконечно как законодателя, как символ закона, на горе Фавор явился и второй символ – это был символ пророка, великий пророк Илия. Они стояли и беседовали с их Учителем, Которого они видели множество раз, который представал перед ними таким же человеком, как и они сами. А сейчас Он преобразился и сиял, как солнце. Это настолько потрясло апостолов, что они пали ниц.

Так чудно, так прекрасно, так счастливо было быть рядом со Спасителем торжествующим, Спасителем, пришедшим в Своем Божестве, что апостол Петр произнес слова, которые и мы в сердце своем время от времени произносим, когда нам хорошо: «Добро нам здесь быть» (Мф. 17:4). Если сказать простым языком, то: «Как же нам хорошо! Давайте сотворим, — говорит Петр, — три кущи, три шалашика, больше ничего нам не надо, счастливым — рай в шалаше, и будем здесь всегда пребывать».

Как часто, когда и мы чувствуем единение с Богом – монахи в святой обители, миряне во время доброго периода устроения своей души – говорим: как же хорошо нам! Вот если бы осталось так навсегда!

Чудесная мечта, да только бесовская. В древней средневековой легенде о диаволе, который утащил душу одного ученого, говорится о следующем. Когда сделка между диаволом и этим ученым была заключена, то было сказано: «Когда ты, ученый, скажешь «остановись мгновенье, ты прекрасно», вот тут я тебя и схвачу. Вот тогда ты и мой!».

Все мы желаем себе и ближним вечной радости, желаем и ожидаем пребывания с Богом в пакибытии. Но здесь на земле Господь не благословил нам такого счастья. Здесь это преткновение, здесь это соблазн. Поэтому на слова апостола Петра «добро нам здесь бытии, сотворим три кущи» (Мф. 17:4), звучит глас Самого Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Нем Мое благоволение. Его слушайте» (Мф. 17:5).

Не слушайте свое падшее сердце, зовущее вас к человеческому счастью в этом временном мире, в этой временной юдоли. Слушайте лишь одно – то, что говорит вам Слово Божие, воплотившийся Бог, Господь Иисус Христос. А Он говорил ученикам вовсе не о том, чтобы почивать здесь, в шатрах, которые конечно же с радостью можно создать. Он призывал вместе с Собой пойти в Иерусалим, где наш Господь примет страшные крестные страдания ради спасения людей. Призывал пойти вслед за Ним и разделить в будущем Его судьбу.

Смысл нашей жизни здесь на земле не в том, чтобы пребывать в состоянии блаженства, даже связанного с верой, даже связанного с религией. Нет. Это может быть лишь составной частью. Смысл нашего бытия, который возвещает нам Сын Божий возлюбленный, в Котором Божие благоволение, Которого мы должны слушать, только один – исполнять волю Божию.

Вот в чем секрет истинной духовной жизни. Не восторги, не радость духовная. Они могут быть, а могу и не быть. Они могут утешить, а могут и завести в прелесть. А вот истинная цель христианской жизни здесь на земле – это познание и исполнение воли Христовой.

Многие из нас помнят наших старцев: отца Иоанна (Крестьянкина), отца Николая Гурьянова, день память которого будет скоро. В чем была их великая сила? В чудотворениях? Конечно, но это не главное. В прозорливости? Да, но и это не главное. Самое главное было в другом – они знали волю Божию о человеке, могли сообщить эту волю Божию о каждом человеке и дать силы исполнить ее. Потому что иногда бывает так, что мы знаем волю Божию, а сил ее выполнить нет. И это знает каждый православный христианин, стремящийся исполнять заповеди Евангелия.

Поэтому мы просим: «Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный». Для чего нам нужен свет? Чтобы видеть друг друга, чтобы видеть путь, по которому мы должны идти, чтобы не заблудиться, чтобы во тьме не попасть в беду, в руки врагов.

«Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный». Но этот свет ведь не обязательно свет солнечный. И при солнечном свете сколько раз мы блуждали, сколько раз мы заходили в тупики, попадали в диавольские капканы и ловушки! Сами при свете забредали во тьму. Значит нам нужен другой свет. Свет, при котором мы видим то, что не видно при обычном солнечном свете – виден духовный мир. Солнце, сияющее и освещающее духовный мир – это и есть Христос.

Есть такая книга в Священном Писании, которая называется Апокалипсис. Все к этой книге относятся очень ревностно – в ней загадка, в ней будущее человечества, и хотелось бы о ней узнать. А вот святая Церковь запрещает читать ее во время богослужения. Не полезно нам, живущим плотскими страстями, не ведающими света Царствия Небесного, изучать эту книгу без особого приготовления и без особых учителей. Но одна маленькая страничка этой книги приоткрывается в Священном Писании, читаемом сегодня.

В Апокалипсисе говорится, что когда наступит Второе Пришествие Господа, когда свершится Страшный Суд, когда человечество начнет новое бытие в прекрасном граде, новом Иерусалиме, то не нужно этому городу будет солнце, потому что солнцем этого города будет Христос. Это маленькая страница Апокалипсиса. И вот, в день Преображения мы приоткрываем эту страницу, мы видим, какой свет по-настоящему нужен нам.

Уроки святого Преображения – Бог пришел в мир для того, чтобы преобразить его и спасти. Бог стал таким же человеком, как и мы, но Он нес в Себе всю полноту Божества. Бог, ставший человеком, ведет нас от ступени к ступени на гору Преображения, на гору Божию, в новый небесный Иерусалим, где не будет «ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная» (Кондак панихиды).

Следуя по этому пути не примем в этом мире гостиницу или приют за цель нашей жизни. Не примем временное, духовное даже утешение или счастье за цель. Будь то счастье монастырское, будь то счастье семейное, будь то счастье детей, будь то счастье дружества, будь то счастье просто доброго и счастливого душевного расположения. Это всего лишь период. Поблагодарим за них Господа, но всегда будем помнить, что истинная цель только в одном – оставляя все это, «забывая о задних простираться в передняя» (Фил. 3:13) к познанию и исполнению воли Божией. Аминь! Поздравляю всех вас с праздником Преображения!