Свято-Благовещенская Никандрова пустынь

В 1584 году на благодатном месте подвига преподобного Никандра, освященном его почти полувековой молитвой, была создана обитель, которую стали называть Никандровой пустынью. Строителем монастыря был инок Исаия, исцелившийся по молитве святому.

В пустынь стала собираться братия, по просьбе которой Исаиа отправился в Новгород к архиепископу Александру просить рукоположения в иеромонахи. Владыка расспросил Исаию о новой обители, чудесах, совершающихся при мощах преподобного Никандра и рукоположил его в иеромонаха и в игумена новой обители.

Он также дал новому игумену наставления и благословение на постройку в обители церкви в честь Благовещения Пресвятой Богородицы при гробе преподобного. Церковь была создана, собран причт церковный, и таким образом положено начало монастырю.

Самым древним документом, говорящем о начале пустыни, можно считать хранившуюся среди свитков Никандровой пустыни «обельную» грамоту царя Феодора Иоанновича. Датирована она декабрем 7106 (1598) года. Дана была грамота первому игумену Никандровой пустыни Исаие. Грамота эта освобождала на вечные времена монастырь от земельных податей, закрепляя за ним пустоши, пашни и рыбные ловли «в Порховском уезде в Михайловском погосте».

Тяжела была жизнь первых насельников, вынужденных неустанно трудиться на нелегких послушаниях, терпя пустынные лишения.

Даже в XVII веке часто не было в братстве священнослужителя «скудости ради пустынного места», и братия исполняла молитвенные правила келейно.

Обитель часто подвергалась внешним опасностям от «огня, меча и нашествия иноплеменных». В 1665 г. поляки, набегом ворвавшиеся в Псковскую и Новгородскую области, разорили и разграбили обитель, монахов побили и взяли в плен игумена, который находился у них около года.

Восемь лет спустя, 31 марта 1673 года пустынь почти полностью сгорела. Сгорели три деревянные церкви, бывшие в обители: во имя Святой Троицы, преподобного Никандра и преподобного Александра Свирского со всей монастырской казной, иконами, книгами и ризами, отчего, как говорит летописец, «бысть братии сетование много и печаль велика».

Горестные обстоятельства заставили игумена обратиться с просьбой о помощи к боголюбивому царю Алексею Михайловичу, который пожаловал обители много пустошей, сохранявшихся за ней и в последующие годы вплоть до переворота 1917 года. Это значительно укрепило материальное положение монастыря.

Многие благочестивые люди также способствовали подаяниями возобновлению обители, и с тех пор вместо деревянных церквей были устроены уже каменные.

Украшены они были различными иконами, снабжены книгами и всем необходимым, выстроена особая колокольня и новые деревянные келии. Монастырь значительно расширился. Тогда и мощи преподобного Никандра были положены в южную стену соборной Благовещенской церкви.

Между тем, слава чудотворений от мощей преподобного Никандра, привлекавшая в обитель многочисленных поклонников, побудила игумена Евфимия с братией просить патриарха Иоакима о церковном прославлении святого.

29 июня 1687 года по патриаршему приказу было совершено освидетельствование мощей преподобного Никандра, которые были обретены нетленными. Святые мощи омыли святой водой, растворенной с вином и елеем, и переложили в новую раку, которую с молебствием заложили на прежнее место в южную стену Благовещенского собора. Было составлены житие и служба преподобному.

Рассмотрев донесение, патриарх Иоаким с четырьмя архиереями, признал его истинным. Было постановлено праздновать память прп. Никандра в день храмового праздника Благовещения Пресвятой Богородицы и в день его преставления 24 сентября (7 октября). В дальнейшем в обители стали отмечать и день обретения мощей преподобного.

Время правления Екатерины II ознаменовалось закрытием многих русских обителей. При составлении духовных штатов в 1764 году монастырь поставлен был в степень безокладной заштатной пустыни и лишился бывших у него во владении 390 душ крестьян и многочисленных земельных владений.

Однако, при размежевании Псковской губернии, начавшемся в 1781 году, монастырю удалось вернуть почти все земли и угодья, пожалованные царем Алексеем Михайловичем вокруг монастыря на пять верст.

Особенным возвышением и благоустройством пустынь была обязана в начале XIX века Высочайшей милости Императора Павла Петровича и усердию архимандрита Геннадия. Через светлейшего князя Лопухина, проживавшего иногда в своем Псковском поместье, строитель Геннадий был представлен Императору и удостоился Его Высочайшего благоволения. Государь подолгу беседовал с Геннадием и проникся любовью к Никандровой пустыни, приняв деятельное участие в ее судьбе.

В 1800 году пустынь была причислена к капитулу Ордена Св. Иоанна Иерусалимского с ежегодным пенсионом 2000 рублей (выплачивался и по мученической кончине Государя). Пустынь стала ставропигиальной, поступив в непосредственное подчинение Синода. Государь пожаловал пустыни многокрестную ризницу малинового бархата с серебряными крестами, которая составляла одну из исторических достопримечательностей пустыни и бережно сохранялась в память о Царственном благодетеле.

Своего полного расцвета Никандрова пустынь достигла во время настоятельства архимандрита Игнатия Васильева (1853-1870), у которого был богатый опыт наместничества в двух знаменитых монастырях – Новгородском Юрьевом и Петербургской Сергиевой пустыни, прославившейся жившим в ней епископом Игнатием Брянчаниновым, с которым у архимандрита Игнатия были самые дружественные отношения. Отец Игнатий заботился о благолепии обители, создав внутри монастыря искусственную насыпь, усаженную фруктовыми деревьями, кустарниками и цветами. Особое внимание уделял этот настоятель благочинию богослужения, стройности и благоговению в отправлении церковных служб. Кроме того, что игумен Игнатий обновил и обустроил заново многие монастырские здания, уже пришедшие ко времени его настоятельства в ветхость, он построил дорогу на Порхов, (благодаря пожертвованиям купца и советника коммерции В. Г. Жукова). При нем в 1855 году был установлен ежегодный крестный ход из пустыни в Порхов с иконой преподобного.

Весь монастырский двор занимал шестиугольную площадь около 500 м в окружности. Внутреннее пространство обители украшали плодовые сады, по земле шли дорожки, выложенные каменными плитами, одна из них – от колокольни к Благовещенскому храму, была мраморная. Купола всех Никандровских церквей своим изяществом перекликались с тонкими шпилями башен ограды.

За стенами монастыря были расположены несколько обширных гостиниц для паломников, вмещавших в свои просторы до 4 тысяч человек, конный двор, разные хозяйственные постройки и мастерские, в частности, кузница, столярная и квасоварня. Большое пространство занимали огороды, на которых работали сами монахи и помогали приезжие. В семи верстах к западу, в селе Любовец, принадлежавшем монастырю, стояли деревянный храм во имя Зосимы и Савватия Соловецких, монастырская мельница и очень большой скотный двор, где велось молочное хозяйство. Недалеко от монастыря находилось братское кладбище, с изящной деревянной церковью в честь святых Кирилла и Мефодия.

Благоустроенной и ухоженной предстает перед нами пустынь начала XX-го века в воспоминаниях современников: «На первом плане высится отдельная каменная колокольня, за нею соборный храм Благовещения Пресвятыя Богородицы, с сияющими на главах золотыми звездами, и другие церкви. Массивное каменное двухэтажное здание – настоятельские келии, трапезная и братские корпуса, каменная ограда с башнями с южной и западной сторон, как кольцом, окружают монастырь. Вне монастыря с западной стороны расположены монастырские службы и удобные гостиницы для богомольцев. Вся внутренность монастыря вокруг соборного храма с одной стороны занята плодовым садом, а с другой – против корпусов – цветочными клумбами, огороженными палисадником. Как приятно смотреть на все это! Везде видны благоустройство, попечение и порядок. Богослужение совершается по монастырскому уставу, без опущений, с канонархом… Стройное пение иноков, внятное и неспешное чтение, тишина и полумрак невольно располагают каждого к умилительной и усердной молитве».

В 1918-1919 годах Порховский уезд был охвачен крестьянскими восстаниями. И центром столкновений безбожной советской власти и русских крестьян стал Никандровский лес.

Восставшие в июле 1918 года крестьяне Ручьевской и Горской волости (причиной стала объявленная большевиками мобилизация) арестовали военных комиссаров.

Из Порхова в уезд были направлены красноармейцы, которые столкнулись с крестьянами у Никандровского леса, были отбиты и отошли с потерями, отдав в руки крестьян пушку. 1 августа прибыл в Порхов эшелон красноармейцев с пулеметами, которые двинулись в уезд, а также конный отряд в 40 человек. Но это не помогло. Уже 3 августа к восстанию присоединилось 5-7 волостей.

Центром военных действий был Никандровский лес, где уже в середине августа было убито более 800 крестьян и красноармейцев. Так братоубийственная бойня, ставшая следствием антирусской политики новых правителей России, коснулась и святого уголка порховской земли…

В августе 1919 года отряд белых вошел в Никандрову пустынь, пробыв в ней около недели. 21 августа в обитель, покинутую белыми, вошли красные. А уже 22 августа, как отмечено в документе «Разгром Никандровой пустыни», написанном от имени Порховского комитета РКП (б) и исполкома Порховского уезда, в монастырь прибыла советская комиссия и составила подробный протокол, в котором, как бы между делом, сообщается о том, что белыми якобы были вывезены все ценности монастыря, включая даже серебряную раку преподобного Никандра весом 13 пудов. Конечно, сама поспешность в составлении этого документа вызывает много вопросов. А учитывая то, что большевики были мастерами различных провокаций, вполне можно допустить, что, действительно, с белыми ушли молодые послушники и трудники монастыря (иначе их бы мобилизовали красные), что для пополнения запасов продовольствия белые могли взять часть его в монастыре. Но вопрос о серебряной раке святого и драгоценных ризах с икон остается открытым. Можно принять во внимание три версии: 1) ценности, действительно, увезли белые; 2) братия, воспользовавшись удобным случаем и опасаясь грабежа святынь со стороны красных, спрятала их; 3) красные «реквизировали» ценности, после чего раструбили всему миру о святотатственном разбое, обвинив в нем «белые банды» Булак-Балаховича.

Чтобы сохранить монастырь в условиях господства безбожной власти, отцы и братия обители уже в 1918 году организовали «коммуну Благовещенскую», под видом которой монастырь продолжал служить Богу и людям, сохраняясь в прежнем виде. Несмотря на пристальное внимание ГПУ, советских органов и злобной советской журналистики, он просуществовал еще 10 лет. Из секретной переписки ГПУ явствует, что тогда в монастыре жили 34 монаха, причем, большинство из них (20 чел.) были старше 50 лет. Подчеркивается «реакционный дух» монастыря и его «враждебность к Соввласти».

Присылаемые в монастырь советские комиссии поневоле отмечали образцовое ведение хозяйства в «коммуне». В монастыре было 10 дойных коров, 8 штук молодняка, 5 лошадей, а также свиньи, овцы и птица. Работали кузнечная, слесарная, токарная, бондарная, сапожная и портняжная мастерские, которые не только обслуживали нужды обители, но и помогали местному населению, которое, в свою очередь, шло навстречу монастырю в страдную пору сенокоса и уборки урожая. Несмотря на скудные земли, монастырь получал большие урожаи картофеля, капусты, моркови, которых обители хватало с избытком.

Находясь под пятой безбожной власти, иноки тем не менее, старались противостоять духовному натиску безбожия и государственного сатанизма. Архимандрит Владимир (в миру – Василий Гиганов)не только в устных беседах говорил об антихристианском характере новой власти, но и выпускал брошюры, в которых обличал новых властителей России. Следователь ГПУ приводит цитату из брошюры о. Владимира: «Теперь уже ясно видно, что время воцарения антихриста уже настает, т.к. отступники уже переполнили меру беззаконий своих, убив царя Николая II, как они писали об этом во всех газетах; они, как враги церкви, открыто объявили войну всему духовенству и начали расстреливать не только священников и диаконов, но даже епископов, настоятелей монастырей и монахов, а сколько они перестреляли офицеров и дворян. Наконец, они простерли свои руки и на священные предметы церквей и монастырей. А как эти отступники открыто и нагло стали издеваться над всем священным…» Брошюры архимандрита-исповедника распостранялись далеко за границами Псковской области. В 1924 году бесстрашный пастырь был осужден на три года ссылки. Дальнейшая его судьба неизвестна. (Если Вам что-либо известно о ней – просим сообщить в пустынь).

Несколько раз пустынь находилась на грани закрытия. Так, например, на заседании Псковского губисполкома 22 октября 1923 года было принято решение о закрытии монастыря. Монастырь, повидимому, спасло лишь открытие при нем инвалидного дома, который позже перевели в Сольцы. А еще раньше советская комиссия по «изъятию церковных ценностей» взяла в монастыре все, что оставалось ценного, в том числе и серебряные подсвечники весом каждый более 2 пудов. Все другие монастыри были уже закрыты, но Никандровский не сдавался. Монахи совершают богослужения, устраивают крестные ходы, в 1928 г. открывают в д. Любовец церковь… Но 9 ноября 1928 г. приниматся решение об окончательной ликвидации монастыря и выселении оставшихся монахов. Постройки монастыря были проданы 13-й легкой танковой бригаде, базировавшейся на окраине Порхова, на слом. Камни от разрушенных монастырских церквей и корпусов были использованы на строительство военного городка. И военный городок, и сама часть были уничтожены немецкой авиацией буквально в первые дни войны. В 1970-е годы камни Никандровой пустыни были использованы для строительства комплекса в память о советских военнопленных, лагерь которых находился неподалеку.

После закрытия пустыни и ее разрушения танковой частью, часть зданий оставалась в целости и ими воспользовались местные жители, организовав колхоз на монастырских землях.

Вскоре после начала войны на Псковскую землю пришли немецкие войска, которые не препятствовали открытию храмов и деятельности Псковской миссии, совершившей великий подвиг по восстановлению православной веры на русской земле. В 1942 году была предпринята попытка восстановить монашескую жизнь в Никандровой пустыни. Сюда назначается настоятелем обители игумен Андрей (Тишко). По призыву начальника Миссии протопресвитера Кирилла Зайца в 1942 г. в день обретения мощей преподобного Никандра в пустынь пришел многолюдный крестный ход из окрестных селений и Порхова.

Однако восстановить монастырь тогда не удалось. Осенью 1942 года скончался от тифа игумен Андрей. И хотя сюда приезжали служить и о. Кирилл, и другие священники, попытка возрождения монашеской жизни в пустыни не имела успеха. Вместо этого немцы устроили в пустыни контору по заготовке древесины, проложив вдоль лесного шоссе узкоколейку, по которой лес отправлялся в Хилово. На работу в пустынь пригонялись девушки из окрестных деревень.

После войны любители легкой наживы из числа жителей деревни Дуброво перекопали все монастырское кладбище в поисках драгоценностей. Следы действий святотатцев сохранились до наших дней: надгробные плиты сдвинуты с мест, рядом зияют ямы, каменные кресты одни – прислонены к деревьям, другие – просто лежат на земле… Всех святотатцев наказал Господь. Один повесился, другого убили в Прибалтике, третьи – пропали неизвестно где, даже родственники ничего не знают. Были и такие, кто «во исполнение решений партии и правительства» возили на подводе в пустынь мазут и сливали его в святые источники. И эти осквернители плохо закончили свою недолгую бессмысленную жизнь. «Смерть грешников люта» – неложно говорит Писание. Верующие же матушки приходили к «ключикам» и тщательно, со слезами на глазах и молитвой на устах, очищали их. И снова шли отовсюду к источникам православные люди. Над руинами Благовещенского собора, над тем местом, где стояла рака преподобного Никандра, боголюцы устроили символическуй могилу, куда приходили помолиться и поклониться святому, почти не надеясь на то, что когда-то здесь снова возродится обитель. Но невозможное человекам возможно Богу.

К концу 1990-х годов пустынь представляла груду развалин, поросших лесом.

После войны над руинами монастырской церкви Благовещения появился крест, поставленный руками боголюбцев. До недавнего времени паломник, поднявшись по тропинке на руины, мог видеть простую раку с металлическим крестом и иконой преподобного Никандра над тем местом, где под спудом покоились многоцелебные мощи преподобного. Они были положены туда в 1687 году, когда новый гроб «на том же месте, в стене, в землю опустили и землею покрыли». Прежде могила не имела ограды и была обложена известняком, на ней стоял деревянный крест и производила она впечатление суровой могилы аскета.

К мощам преподобного и целебным источникам его пустыни всегда приходили люди, стараясь как-то позаботиться о святом месте. Над одним из колодцев рабочие Порховского лесхоза в июле 1992 года поставили новый сруб, сделали навес.

«А в конце 1990-х годов, – пишет псковский журналист О. Константинов, – порховские лесники первыми восстановили часовню преподобного Никандра и срубы источников, псковские казаки установили навесы и металлические кресты, журналисты «Новостей Пскова» расчистили кладбище, а сотрудники Порховского музея – туевую аллею. Со стороны деревни Любовец к монастырю была подведена насыпная дорога.

В 2000 году архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий поставил вопрос о необходимости возобновления в пустыни монашеской жизни. Однако зимой на обитель свалилась новая беда: частные лесозаготовители стали вырубать деревья, проложив дорогу вплотную к целебному источнику Петра и Павла. Лишь благодаря вмешательству общественности и депутатов областного Собрания, это поругание было остановлено. В мае 2001 года впервые в области на государственном уровне был проведен «круглый стол» по проблеме спасения Никандровой пустыни. Во встрече приняли участие более 30 организаций и священнослужители Псковской епархии во главе с архиепископом Псковским и Великолукским Евсевием. В итоге был создан попечительский совет.

Всем миром приходится восстанавливать из руин русские святыни, поруганные в годы безбожного лихолетья. В возрождении Никандровой пустыни принимают участие самые разные люди: это и военнослужащие, и местные жители, и дорожники, и топографы, и паломники со всех концов России.

Посетил Никандрову пустынь и епископ Меркурий, возглавлявший в Северной Америке Московскую православную миссию, а ныне – синодальный Отдел религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви.

В 2002 году по благословению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия у Святых врат воздвигнута и освящена первая деревянная церковь в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Неподалеку от нее построен храм в честь святых Царственных мучеников.

Конечно, обитель сталкивается в деле восстановления со многими трудностями. Это – недостаток средств, материалов, квалифицированной поддержки. Ведь задачи, которые стоят перед братией – обширны и разноплановы. Это, прежде всего, конечно, восстановление монашеской жизни обители. И вместе с тем необходимо шаг за шагом осуществлять, с помощью Божией, восстановление храмов и зданий пустыни, стремясь к возрождению ее в прежнем виде. Здесь необходима большая поддержка со стороны всех русских людей, которым дороги родные святыни и небезразлична их судьба.

В сентябре 2003 года наместником Никандровой пустыни назначен игумен Спиридон (Иващенко). С помощью Божией, в 2005 году удалось построить часовню над источником преподобного Александра Свирского, возвести храм в деревне Любовец, приблизить к окончанию строительство храма в честь свв. Царственных мучеников, а также построить на старом месте возле пруда братскую баню.

В большие церковные праздники пустынь посещает множество паломников. Особенно – в день памяти преподобного Евфросина Псковского (15/28 мая) и в день памяти преподобного Никандра (24сент./7 окт.). 28 мая 2005 г. был совершен крестный ход в память 150-летия установления крестного хода из Никандровой пустыни в Порхов. Возглавил торжества, на которые стеклось множество народа, Высокопреосвяшеннейший Евсевий, архиепископ Псковский и Великолукский.

А в день обретения свв. мощей прп. Никандра, которое произошло в праздник свв. апп. Петра и Павла, в обитель прибыла икона преподобного с его мощами. С этим образом был совершен крестный ход на источник свв. апостолов и отслужен водосвятный молебен.

На протяжении нескольких лет возрождался из руин главный храм обители – собор в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. В начале 2000-х трудно было представить, что на месте бесформенной груды обломков будет возведён величественный, радующий глаз, новый храм. После проведения расчистки завалов, в 2007 году был заложен фундамент, а уже весной 2010 – установлены купола на новом храме.

А уже осенью 2010 года, в день памяти основателя святой обители преподобного Никандра, Псковского пустынножителя и чудотворца, состоялась первая архиерейская служба в воссозданном храме Благовещения Пресвятой Богородицы, который был возведён на месте подвигов преподобного по его духовному завещанию. Братия обители стремятся восстанавливать ее традиции и просят святых молитв и доброхотной поддержки от всех боголюбцев, которым дорога память преподобного Никандра и судьба его вновь восстанавливающейся обители.

Монастырь расположен по адресу:

Свято-Благовещенская Никандрова пустынь
Дуброво, Псковская обл., 182648
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.